david-downton-7

David Downton — классик в фэшн-иллюстрации

текст:Ангелина Хорольская

Первоисточником модной идеи всегда был эскиз. С эскиза начинается все. Рисунки Дэвида Даунтона, британского иллюстратора с мировой известностью, выглядят как эскизы, небрежно, но в тоже время грациозно, изящно, совершенно удивительно.  Дэвида Даунтона с уверенностью можно назвать возродителем жанра модной иллюстрации.  Именно он запечатлел Кейт Бланшет для культовой обложки юбилейного выпуска австралийского Vogue в сентябре 2009, ставшей одной из лучших по версии журнала TIME.

Даже для продвинутых ценителей современного искусства и любителей моды жанр fashion-иллюстрации — направление не совсем ясное, а подчас и кощунственное. Однако за кажущейся легкостью и той самой «эскизностью» рисунка, стоит далеко не простая задача.  Художнику необходимо изобразить и передает пластику, движение несколькими линиями и двумя-тремя тоновыми пятнами.
На заре своего существования такие весомые издания как: Harper’s Bazaar, Vogue почти  целиком состояли из нарисованных изображений, авторами которых становились лучшие графики и иллюстраторы того времени. О личном издании Энди Уорхла и говорить не стоит, при живом Энди, сам журнал был произведением искусства.

Стать художником модного мира и посвятить себя этому жанру Дэвид не планировал намеренно, но, посетив в 1996 году шоу кутюр в Париже по заказу журнала Financial Times, он становиться известным в основном как иллюстратор моды. Его работы облетели весь мир – от США до Китая, а в списке его клиентов значатся все всемирно известные издания.

В 1998 году он начинает работу, которая в последствии превратится в громадную выставку, над серией портретов известнейших муз и вдохновительниц современности. Ему позировали самые красивые и обаятельные женщины мира – француженки Катрин Денев и Анук Эмме, легендарные супермодели Линда Евангелиста, Иман и Джерри Холл, скандальная королева бурлеска Дита Фон Тиз, актрисы Рэйчэл Вайз и Кейт Бланшет. После новой волны популярности фэшн-иллюстрации в 90-х у Дэвида появилось много последователей, особенно девушек, но ни одна не добилась той гениальной простоты, присущей только Дэвиду. Но не стоит, говорить о нем слишком много, нужно просто любоваться его работами.